«Подходим к забору комбината, а там зайцы огромные, светятся». В Салавате обнаружили 100-кратное превышение ПДК сероводорода - AgentSmi - Новостной портал
Ваш регион
Ваш регион

«Подходим к забору комбината, а там зайцы огромные, светятся». В Салавате обнаружили 100-кратное превышение ПДК сероводорода

225
«Подходим к забору комбината, а там зайцы огромные, светятся». В Салавате обнаружили 100-кратное превышение ПДК сероводорода

После победы на Куштау экоактивисты начали борьбу за чистый воздух в своих городах. Бороться непросто: хотя бы потому, что три города – Ишимбай-Салават-Стерлитамак – составляют южный промышленный узел Башкирии, а многие предприятия являются стратегическими. Мы изучили, каковы шансы жителей защитить право на чистый воздух, на примере Салавата.

 

Салават: «Раньше зайцы были крупнее»

Город Салават небольшой, население – всего 155 тысяч человек. Серые панельки на окраинах и сталинские двухэтажки в центре. Таких населенных пунктов в России много. Но Салават – особенный город для региона. Это связующий узел нефтехимической промышленности, промышленный гигант Башкирии, один из крупнейших налогоплательщиков. Казалось бы, с теми мощностями и предприятиями, в которых крутятся миллиарды, город должен процветать. Но подавляющее большинство населения Салавата живет, как и везде, бедно.

Самый знаменитый и успешный завод города – ООО «Газпром нефтехим Салават». Местные называют его комбинатом, потому что первое время после основания в 1948 году он так и назывался – Комбинат №18. Это стратегическое российское предприятие, выпускающее 156 видов продукции, половина из которых засекречена. В 1990-е годы было рассекречено производство в Салавате ракетного топлива – гептила.

Прибыль ООО «Газпром нефтехим Салават» за 2019 год составила 13,75 млрд рублей. Согласно данным сервиса Kartoteka.ru, в настоящее время завод принадлежит ПАО «ГАЗПРОМ». Стратегических предприятий в городе больше десятка, но все они принадлежат одной линии – нефтехимической. Например, ЗАО НПО «Нефтехимоборудование», «Ново-Салаватская ТЭЦ», ООО «Акрил Салават» и другие.

В 1980–1990-х годах проводили исследования, пытаясь найти связь между ухудшением экологической ситуации в городе и тем, что здоровье жительниц Салавата больше подвержено различным рискам. В 1993 году в журнале «Работница» была опубликована статья «Возобновление производства гептила в Салавате (вперед в прошлое?)»

Вот цитата из публикации: «Через 3-4 дня после того, как смог окутает город, все младенцы в палате роддома становятся желтыми. Легкая желтуха длительностью до трех недель наблюдается практически у всех новорожденных, только возникает она уже после выписки из роддома. У других детей желтуха принимает затяжной характер и требует длительного лечения. Без медицинской помощи у младенцев обычно развивается энцефалопатия, замедляется развитие речи, нарушается тонус мышц».

В настоящее время комбинат обновил свои очистные сооружения – об этом говорится на его сайте. Но раньше, как вспоминают местные жители, как будто зайцы на его территории были крупнее: «Вот такие упитанные, ничего не боятся, к забору комбината подходим, а они там стоят и светятся». Не подумайте чего, это воспоминания местных жителей, с которыми нам удалось поговорить.


Были исследования, но раньше

В последнее время в Салавате стали появляться жалобы на запахи в городе. «Вонь жуткая», «туман с желтоватым оттенком двигается в сторону Ишимбая», «сильный, ярко выраженный запах пропана, бутана и их производных», – на что только не жалуются местные жители в соцсетях. Некоторые связывают запахи с появлением акрилового завода, кто-то говорит, что такой связи нет.

Врач Салаватской городской больницы на условиях анонимности рассказала, что в городах Салават и Ишимбай больше случаев заболевания пневмонией среди детей. Но это уже не желтушные дети.

– У нас сейчас дети не желтые, а серые, – говорит медик. – Иногда не знаешь, почему они рождаются возбужденные, неврологические, хотя те же самые врачи проводят те же операции. Возможно, ребенок испытывает внутриутробную гипоксию.

Связано ли это с экологией, утверждать она не берется. Но, предположительно, именно токсины ослабляют иммунитет человека – вирусы и бактерии активнее размножаются в ослабленном организме. Это и может вызывать внутриутробное инфицирование, полагает медик.

– Вообще, дышать в последние годы тяжело, – говорит врач. – На «Газпроме» стоят очистные, горят факелы, но они нам не всегда помогают. К тому же с утра видно дым: когда я еду в Ишимбай, вижу, как нас накрывает.

На вопрос, запрещают ли медикам ставить определенные диагнозы, женщина отвечает отрицательно.

– Нет таких запретов. У нас ничего не просят скрывать. Мы говорим мамам диагнозы их детей. У нас есть статистика, мы все диагнозы выставляем.

 

У нас было такое понятие: «Гептиловые дети»

По словам медиков, раньше в Салавате проходили исследования о связи экологии и заболеваний. Сейчас ничего подобного не проводится.

– В 1980-е мы с профессором Бегловым действительно изучали влияние неблагоприятных экологических условий на появление пороков развития детей, но дальше кратковременных исследований дело не пошло, – говорит медицинский работник Светлана Ахмалетдинова.

По воспоминаниям медика, в начале 1990-х выходил ряд статей в СМИ о том, что в Салавате много желтых детей. В 1988 году якобы даже умер ребенок от ядерной желтухи. Но говорить о прямой связи с экологией невозможно, потому что исследования прекратились. Сейчас нет статистики, которая соотносила бы случаи возникновения пороков с датами выбросов.

Светлана отмечает, что в последние годы стало меньше пороков развития – их чаще выявляют на раннем этапе, и беременность в таких случаях вовремя прерывают.

– Раньше, когда были выбросы, рождались дети с выраженным гипербилирубином. Сейчас такого не наблюдаем. В прошлом году были дети с грубыми пороками, один из села Зирган, два наших, местных. Возможно, это связано с экологией, одна из девушек работала вроде бы на комбинате. Но в целом ситуация улучшилась, меньше патологических желтух.

 

«Сероводород – превышен в 100 раз»

Тем временем общественники не дремлют. После победы на Куштау экоактивисты сформировали объединение и решили бороться за чистый воздух в своих городах. В Стерлитамаке и Салавате открылись представительства Всероссийского общества охраны природы. Активисты в рамках нацпроекта получили на руки приборы для измерения некоторых видов веществ в атмосфере.

Во «ВКонтакте» появилась группа «Стерлитамак, дыши!». Планы у общественников более чем амбициозные – добиться включения городов Салават и Стерлитамак в проект «Чистый воздух».

Эколог общества «Стерлитамак, дыши!» Ольга Баландина говорит, что она ранее работала в ООО «Газпром нефтехим Салават», ныне она – зампредседателя Стерлитамакского отделения Всероссийского общества охраны природы (ВООП) по охране атмосферного воздуха. Она рассказала, что ушла из крупного предприятия, когда поняла, что мало что сможет там изменить. Сейчас она пытается доказать, что существующий мониторинг в Стерлитамаке и Салавате неполноценный и не охватывает все вещества, которые выделяются промышленными гигантами в воздух. Речь идет, по ее словам, о таких предприятиях, как АО «Башкирская содовая компания», «ТАУ НефтеХим («Синтез-Каучук» и Стерлитамакский нефтехимический завод), «Газпром нефтехим Салават».

– Государственная сеть мониторинга атмосферного воздуха состоит из пяти постов наблюдения в Стерлитамаке и трех в Салавате. Существующий на данный момент мониторинг позволяет выявить концентрации не более 25 загрязняющих веществ. Это 9% от всего количества выбрасываемых предприятиями южного промышленного узла веществ, – говорит она.

Всего, по ее словам, насчитывается около 300 веществ, уровень содержания которых необходимо измерять. Из-за того, что подавляющая часть попросту не попадает под общественный контроль, города имеют низкий индекс загрязнения атмосферного воздуха. А значит, не могут попасть в федеральный проект «Чистый воздух» нацпроекта «Экология», который позволяет получить денежные средства на закупку очистных. Замкнутый круг.

Баландина уточняет, что самые страдающие районы – микрорайон ВТС в Стерлитамаке, поселки Байрак, Наумовка, Кантюковка, Покровка. При северном ветре страдает город Салават, центральная и северная часть Стерлитамака.


Активист «Стерлитамак, дыши!» Вадим Искандаров рассказывает, как они замеряли сертифицированным прибором, предоставленным в рамках нацпроекта «Экология», Салават и его окрестности.

– Вот мы находимся на месте, где планируется строить промышленную зону «Алга». Мы рядом с жилой деревней Кантюковка. Здесь сероводород ровно в сто раз превышен, меркаптаны — в тысячу раз, – говорит Искандаров, показывая на видеоданные прибора.

В центре Салавата общественники обнаружили превышение сероводорода в 60 раз.

– Ситуация в городе катастрофическая. Сероводород отличается тем, что человек чувствует его короткое время, а потом не чувствуется при вдыхании. Но он есть. И с этим что-то надо делать, – комментирует Искандаров.

 

Чем опасен сероводород

Марс Сафаров, доктор химических наук:

– Сероводород губительно воздействует на здоровье человека. Уже в маленьких дозах. Это запах тухлых яиц. Он очень сильно действует на обоняние. Если содержание в воздухе высокое, превышает ПДК, трудно дышать и вообще плохо жить.

При этом если вы не чувствуете запаха, то это потому, что его концентрация высока, ведь в таком случае он блокирует рецепторы.

В прошлом году меня позвали в Чекмагушевский район, где находился нефтесборный пункт «Башнефти». Институт профзаболеваний изучал вопрос влияния сероводорода на здоровье людей, потому что в этой деревне запах стоял постоянно. Там девочек рождалось больше, чем мальчиков. Природой заложено другое соотношение – на 106 мальчиков 100 девочек. Сероводород – это яд. Он влияет и на ЖКТ, и на соотношение полов.

Мне жалко жителей Стерлитамака и Салавата, потому что заводы там расположены в долине реки Белой. Если источник запаха в Салавате, а ветер оттуда, накрывает Стерлитамак. И наоборот. Над этими городами не происходит рассеивание газов, которые попадают в атмосферу. А сероводород – это газ, и нет таких уловителей, которые могли бы его выловить и очистить. Может помочь только рассеивание.

Когда общественники сами приобретают приборы и делают замеры – это маразматическая ситуация. Ведь есть Роспотребнадзор и прочие органы, которые мы содержим на бюджетные деньги и которые имеют всю необходимую аппаратуру.

 

Южный промузел «Ишимбай – Стерлитамак – Салават»: пора проводить санацию почвы

Эколог Александр Веселов с недоверием отнесся к данным общественников о превышении ПДК сероводорода в десятки раз, однако уточнил, что показатели могут быть такими, например, если они отобраны в тех местах, где низина, или рядом с объектом выброса. Однако такие данные не считаются верными и не являются доказательной базой, например, в суде. Поскольку не только приборы должны быть сертифицированы, но и замеры должен производить специально обученный человек.

– ПДК – это предельно допустимые концентрации. Если ПДК превышает на 1/10 – уже наносится вред здоровью. Больше одного ПДК – человек должен ощущать запах сероводорода органолептически, то есть носом. При таких показателях наступает отравление, люди попросту не смогли бы обходиться без респираторов, появились бы массовые обращения жителей в больницы, – говорит он.

При этом эколог признает, что Салават – проблемный, с точки зрения загазованности, город не только по Башкирии, но и по России.

– Город находится в котловине. Очень много жалоб в отношении выбросов «Газпром нефтехим Салават». Но в Салавате есть еще свалка бытового мусора – она выбрасывает газов больше, чем весь «Газпром нефтехим Салават» по объему – однако почему-то это мало кого волнует.

Салават вместе со Стерлитамаком и Ишимбаем входит в южный промышленный узел Башкирии. Эти три города связаны между собой и, по словам эксперта, их пора признавать зоной экологического бедствия или хотя бы зоной чрезвычайной экологической ситуации. Федеральный закон «Об охране окружающей среды» позволяет это сделать. Загрязнение воздуха оттуда простирается на десятки километров в сторону Уфы, так как преобладают юго-западные ветра.

Веселов отмечает, что если гражданин захочет доказать вред, причиненный его здоровью неблагоприятными экологическими факторами, он не сможет это сделать.

– У нас нет методики оценки вреда здоровью в результате загрязнения атмосферного воздуха, – поясняет он. – Суд не примет ни один иск, потому что человек не сможет доказать, например, что хронический ринит или заболевание верхних дыхательных путей у него возникло в результате вдыхания постоянно загрязненного воздуха.

Иными словами, гражданские замеры уровня загрязняющих веществ не пройдут суды, а массовый иск от жильцов с признанием вреда здоровью в России невозможен по причине отсутствия закона, который бы позволял выявлять причинно-следственную связь между заболеванием и экологией.

В пресс-службе ООО «Газпром нефтехим Салават» ответили, что не будут комментировать замеры общественников. Более того, они назвали их чушью.

– Жалобы по поводу превышения ПДК необоснованны, – сообщила пресс-секретарь. – Это лишь общественная позиция. Это как прийти и сказать, что превышено. Мы не комментируем это, потому что не можем комментировать любую чушь, которая есть. Мы отчитываемся, и у нас мониторинг, и лучше звоните в администрацию.

Спустя несколько дней после публикации видеообращения общественников, администрация Стерлитамакского района разместила пост, в котором привела официальные данные Башкирского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

папа.jpg

В сообщении говорится, что в отобранных пробах атмосферного воздуха в Салавате и Стерлитамаке специалисты по определяемым веществам превышения ПДК не обнаружили. При этом возле деревни Кантюковка, где активистом были зафиксированы самые высокие показатели, управление ФГБУ не имеет постов наблюдений (видимо, за ненадобностью?).

По словам начальника ФГБУ «Управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды» Вилоры Горохольской, сведения о прохождении Вадимом Искандаровым обучения по работе с газоаналитическим прибором отсутствуют, использование прибора на видео некорректно, отсутствует момент его включения, наименование и модель устройства заклеены и не могут быть прочитаны. Также она отметила, что «мониторинг и измерение не для личного использования возможны только по лицензии Росгидромета».

Всероссийское общество охраны природы готово предоставить свидетельство о проверке оборудования, а время и место анализа воздуха зафиксировано с помощью специальной программы, заявил экозащитник Дмитрий Петров. Вадим Искандаров действовал законно, основываясь на положениях федерального закона о праве граждан на защиту окружающей среды, добавил он. Для использования прибора, по словам Петрова, необходимо лишь уметь сопоставить зафиксированные им данные и показатели ПДК.

Источник

https://proufu.ru/news/economika/102765-podkhodim_k_zaboru_kombinata_a_tam_zaytsy_ogromnye_svetyatsya_v_salavate_obnaruzhili_100_kratnoe_pre/

Читайте также